Рубрикатор

​Замечательные картины талантливого русского художника Жданова Владимира Юрьевича

Замечательные картины талантливого русского художника

Жданова Владимира Юрьевича

3906024_hudozhnike1441823053830 (700x468, 121Kb)

Большое внимание в своем творчестве Владимир Юрьевич уделяет природе, культуре и быту исконных областей России, художника привлекает русская старина, национальная самобытность. Любимые жанры: натюрморт, пейзаж, жанровая картина.

До 1999 года жил и работал в Сибири (Омск, Красноярск, Тобольск, Тара). Несколько лет работал в сибирской таежной деревне. Рисуя пейзажи с натуры, разработал технологии письма маслом и акварелью при низких температурах — до -40 градусов по Цельсию.

3906024_dekor307_8_ (190x70, 2Kb)

С 1999 года В. Ю. Жданов переехал в Петербург. В его творчестве появились новые темы: парковые ансамбли царских резиденций в пригородах Санкт-Петербурга, старинные русские города, крепости и монастыри, новые серии натюрмортов...

Зимние пейзажи Владимира Жданова больше похожи на красивую сказку, хотя ничего сказочного в них нет. Абсолютнейший реализм. Может быть, только краски чуть-чуть живее и ярче.


Ах, кто не любит первый снег
В замерзших руслах тихих рек,
В полях, в селеньях и в бору,
Слегка гудящем на ветру!

В деревне празднуют дожинки,
И на гармонь летят снежинки.
И весь в светящемся снегу,
Лось замирает на бегу
На отдаленном берегу.

Зачем ты держишь кнут в ладони?
Легко в упряжке скачут кони,
И по дорогам меж полей,
Как стаи белых голубей,
Взлетает снег из-под саней…

Ах, кто не любит первый снег
В замерзших руслах тихих рек,
В полях, в селеньях и в бору,
Слегка гудящем на ветру!

Николай Рубцов

3906024_dekor307 (190x70, 2Kb)

Скрип шагов вдоль улиц белых, огоньки вдали;
На стенах оледенелых блещут хрустали.
От ресниц нависнул в очи серебристый пух,
Тишина холодной ночи занимает дух.
Ветер спит, и все немеет, только бы уснуть;
Ясный воздух сам робеет на мороз дохнуть.

Афанасий Фет

3906024_dekor307_1_ (190x70, 2Kb)

Зима без маски и без грима
Белым — бела, слаба, не слажена,
Но и таящаяся зрима,
Но и молчащая услышана.

Она сама полна предчувствий,
Уместных разве только в юности,
Сама нуждается в искусстве,
В его тревожной, дикой странности.

Всё дело в нем! Всё окруженье
Кистей, и струн, и ритма требует.
Всё бередит воображенье,
Торопит, бродит, бредит, пробует…

А мы, теснящиеся тут же,
Оцениваем дело заново,—
Канун зимы, преддверье стужи,
Разгар художества сезонного.

Павел Антокольский

3906024_dekor307_2_ (190x70, 2Kb)

Белый снег, пушистый в воздухе кружится
И на землю тихо падает, ложится.
И под утро снегом поле побелело,
Точно пеленою все его одело.

Темный лес что шапкой принакрылся чудной
И заснул под нею крепко, непробудно…
Божьи дни коротки, солнце светит мало,
Вот пришли морозцы — и зима настала.

Труженик-крестьянин вытащил санишки,
Снеговые горы строят ребятишки.
Уж давно крестьянин ждал зимы и стужи,
И избу соломой он укрыл снаружи.

Чтобы в избу ветер не проник сквозь щели,
Не надули б снега вьюги и метели.
Он теперь покоен — все кругом укрыто,
И ему не страшен злой мороз, сердитый.

Иван Суриков

3906024_dekor307_3_ (190x70, 2Kb)

Целый день хлопья мокрого снега летят…
И чего от нас в мире безумном хотят?
И чего же мы сами от мира хотим?
И куда мы сквозь хлопья густые летим?
Где нас ждут и откуда нам машут рукой?
Хлопья снега летят над тропой, над рекой.
Где предел? Где покой, тишина и уют?
Хлопья мокрого снега снуют и снуют.

Лариса Миллер

3906024_dekor307_4_ (190x70, 2Kb)

Опять расщедрилась природа,
Природа–матушка сама:
Какая славная погода,
Какая снежная зима.

Готовы валенки и лыжи,
В кармане спички и еда
Не про запас – а чтобы выжить
Коли аукнется беда.

Спешу. Доволен лыжной смазкой,
Тропинку снежную торю
Туда, где веет зимней сказкой.
И сказке здравствуй говорю.

Огни далекого селения
Еще горят, но брезжит свет,
Еще чуть – чуть, еще мгновение —
И занимается рассвет.

И тут же хрипло, безголосо,
Едва-едва тревожа слух,
В последний раз пропел с откоса
Лисой украденный петух.

В лесу затенькала синица,
Сорока, с вестью налегке,
Трещала россыпью лисице,
Но та была уж вдалеке.

Там за высокими горами,
Где даль прозрачна и гулка,
Зима с гудящими ветрами,
Морозным звоном сосняка.

На перекате обнаженный,
Уже, изрядно, обмелев,
Журчит ручей неугомонный,
Ведя серебряный напев.

И стороной обетованной
Бреду под свод седых небес,
Где дятел дробью барабанной
Оцепеневший будит лес.

Не охватить пытливым взглядом
Простор завьюженных полей,
Где чудеса, где сказка рядом
С лучистой стайкой снегирей.

В страну заснеженного рая
Несут подшитые пимы.
И льется, звуками играя,
Живая музыка зимы…

Виктор Кухтин

3906024_dekor307_6_ (190x70, 2Kb)

3906024_dekor307_7_ (190x70, 2Kb)

Работы В.Ю. Жданова находятся во многих частных коллекциях в России и зарубежом, в частности: у министра иностранных дел Германии, у мэра Нью-Йорка, у консула США в С.-Петербурге, в американском посольстве в Москве.

637
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!