Рубрикатор

Михаил Васильевич Нестеров (1862 - 1942)

Михаил Васильевич Нестеров, молодой художник из далекой Уфы, ворвался в художественную жизнь России смело и стремительно. Его картина "Видение отроку Варфоломею" стала сенсацией 18-ой Передвижной выставки в Москве.


Юношеские мечты провинциала о признании, о славе начинали сбываться. Его отец полушутя говаривал, что лишь тогда он поверит в успех сына, когда его работы будут приобретены Павлом Михайловичем Третьяковым, знаменитым московским коллекционером. Попасть в Третьяковскую галерею значило больше, чем иметь академические звания и награды. И вот уже две картины Нестерова куплены Третьяковым - "Пустынник" и "Видение отроку Варфоломею".


Нестеров прожил долгую, восьмидесятидвухлетнюю жизнь, большую часть которой он посвятил искусству. За это время им было создано несколько сотен произведений, ныне украшающих выставочные залы Москвы, Санкт-Петербурга, Киева, Казани, Уфы, Минска, Новгорода...


Нестеров - Домик в Уфе. 1884


Домик в Уфе. 1884


Из учителей наибольшее влияние на Нестерова оказал Василий Перов. Его искусство не отличалось высоким качеством рисунка или колорита, - оно волновало начинающего художника умением проникнуть в человеческую душу. Нестеров не может на первых порах определить свой собственный путь. Он мечется, неудовлетворенный собой, и даже оставляет училище и поступает в Академию художеств в Петербурге. Но там он остро чувствует рутинность традиционного преподавания. Правда, в академии в это время работает замечательный педагог П.П. Чистяков, но Нестерову не по душе его система: с шутками и прибаутками Чистяков учит серьезным профессиональным навыкам. Молодому же Нестерову хотелось, подобно Перову, заботиться не о колорите, рисунке или фактуре живописи, а задеть за сердце зрителя, пробудить его ум. Серьезное изучение вопросов техники казалось в те времена недостойным передового художника.


Постриг


Великий постриг. 1898


Картина была написана Нестеровым под впечатлением личной драмы. Он испытал, по его словам, "молниеносную любовь". В Кисловодске он встретился с девушкой, - она была певицей и выступала с гастролями в местной опере, - и был захвачен не красотой ее, а чем-то глубоко скрытым, тайной внутренней жизни. "Через веселую остроумную речь сквозил ум и какая-то далекая печаль. В глазах эта печаль иногда переходила в тоску, в напряженную думу..." - вспоминал Нестеров. Вскоре они уже не могли существовать друг без друга. Девушка согласилась стать его женой, но вдруг отказала ему. В письме она объяснила свое решение тем, что не сможет дать художнику счастье, что ее любовь помешает осуществлению его творческой мечты. Свое глубокое горе Нестеров излил в картине "Великий постриг". Тема ее - реквием по несбывшейся любви. Он написал старообрядческий скит, затерявшийся в лесной глуши, - такие он видел на родине и в окрестностях Троице-Сергиевой лавры. На фоне пологих холмов, поросших елями, стоят деревянные домики - кельи монахинь. Здесь же церковь, часовенка. По узкой улице движется медленная процессия, длинная вереница женщин разных возрастов, одетых в черные монашеские рясы. Впереди - юная девушка в сарафане и платке, повязанном по-старообрядчески. Это композиционный и эмоциональный центр картины - девушка, юная, чистая, кроткая, с глубокой печалью в сердце. За ней, словно печальное эхо, такая же девушка в профиль. Они еще не монахини, но скоро и им предстоит выбрать этот путь. Можно только гадать, несчастная ли любовь причина их ухода из мира или просто отвращение к его грязи и пошлости. За девушками следует старуха с девочкой. Первая - воплощение примиренных страстей, вторая их еще не испытала. Далее две монахини почтительно и не без подобострастия поддерживают властную и красивую игуменью. Композиция строится на перекличке вертикалей, черных, белых, тянущихся к небу как стройный хорал. Высокое мастерство декоративного решения целого соединяется здесь с умением выразить лирико-драматический настрой, подобный музыкальному. Красота весенней природы вносит примиряющие нотки в скорбную мелодию целого.


Старый и малый


Старый и малый


В 1903 году Нестеров посетил Соловецкий монастырь на Белом море в поисках персонажей для своей картины "Святая Русь". Братия монастыря - крестьяне северных губерний и Сибири поразили его умом, крепостью, деловитостью. "С топором да пилой в лесу Богу молимся", - говорили они о себе. Вся природа была для них святым храмом. Звери и птицы здесь не боялись человека, поскольку он не трогал их без особой надобности. Раз в год монастырский собор выносил решение изловить для нужд монастыря определенное количество медведей, оленей, зайцев, лисиц. Все лишнее, что попадало в капканы и силки сверх соборного постановления, выпускали на волю.


silentium


Молчание. 1903


Под впечатлением увиденного в Соловках была написана одна из лучших нестеровских картин "Молчание". Залив у подножия Рапирной горы. Таинственный свет белой ночи. В неподвижных водах отражается темная, поросшая лесом гора. Словно эхо, повторяют друг друга фигурки монахов в лодках, седобородого старца и юноши. Состояние природы чутко уловлено художником, но он не следует за натурой пассивно. Нестеровское мастерство композиции здесь проявляется в ее лаконизме, выборе крупных планов, скупости обобщающих линий. Почти буквальное повторение силуэтов монахов использовано Нестеровым как ритм в музыке.



Один из лучших нестеровских пейзажей, в полной мере раскрывающий его дар поэта русской природы. Никто более, помимо Левитана, не может похвастаться тем, что создал свой особый неповторимый стиль русского пейзажа, который уже никем не будет повторен.


амазонка


Портрет Ольги Михайловны Нестеровой (Амазонка). 1906


В портрете дочери Ольги ярко проявился нестеровский дар поэтического обобщения и острое чувство стиля. Замысел портрета возник случайно. Однажды Нестеров увидел дочь в момент возвращения с прогулки верхом и попросил ее остановиться и попозировать так, как она была, - в амазонке и с гибким хлыстом в руке. Художник работал над фигурой и лицом девушки во дворе дома в Уфе. Но для фона портрета он выбрал другой пейзаж, написав для него этюд на реке Белой в окрестностях Уфы. Нестеровым было сделано много этюдов, однако портрет он заканчивает в Киеве. Так как Ольги не было в городе, ему позировала Е.П. Нестерова. В это время была дописана нижняя часть картины. Композиционным нервом портрета-картины является контраст удлиненного элегантного темного вертикального силуэта амазонки, подчеркнутого узким вертикальным форматом холста, и светлого вечереющего пейзажа, построенного на повторах горизонталей. Параллельные горизонтальные линии вносят в пейзаж покой, и вместе с тем они фрагментируют портрет словно бы на отдельные кадры, сообщая динамику статичному в основе образу. Вечерний пейзаж по-нестеровски элегичен. Меркнущие розово-золотистые краски неба, отраженные в неподвижной глади реки, делают траву голубовато-зеленой, бросают холодные отсветы на романтически бледное лицо девушки. Еще ярче кажутся ее губы, цвет которых подчеркнут малиновой шапочкой. Амазонка предстает одинокой мечтательницей, с изящной и загадочной душой, отзывчивой на красоту природы и искусства. Она стала собирательным образом женщины "конца века". Хрупкая, утонченная, элегантная, сродни блоковской незнакомке, "дыша духами и туманами", она вошла в историю русского искусства как излюбленная героиня символизма. Она дополнила собой галерею замечательных образов русских женщин от "смольнянок" Левицкого, героинь Рокотова и Боровиковского до "Девочки с персиками" Серова и девушек Борисова-Мусатова.


лисица


Лисичка, 1914


Еще одна картина, посвященная теме Святой Руси, занимавшей художника большую часть жизни. Духовная чистота и обаяние святых старцев позволяют животным (в данном случае лисе) не бояться их и принимать еду из их рук.


Нестеров Михаил - Фленушка. 1920-е (900х856). Нажмите для просмотра в полный размер.


"Фленушка". 1920-е

883
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!