Рубрикатор

Картины и рисунки князя Григория Григорьевича Гагарина

Г.Г.Г.

Этим псевдонимом князь Григорий Григорьевич Гагарин (1810-1893) подписывал свои работы. Его одаренность была исключительной. Он блистательно рисовал карандашом и акварелью, создавал непревзойденные иллюстрации, писал картины маслом, профессионально разбирался в архитектуре и фресковой живописи, страстно коллекционировал произведения живописи и в течение ряда лет успешно руководил деятельностью Императорской Академии художеств.



Князь родился в семье дипломата и до 13 лег жил за границей, поэтому в зрелых годах он "еле говорил по-русски и имел вид французского эмигранта". Князь Гагарин получил блестящее заграничное образование. Учился в Париже, Риме и Сиене, прослушав университетские лекции по математике, филологии, праву, философии и истории.



Но этого ему было мало, и он прошел курсы строительного искусства и живописи, благодаря чему впоследствии успешно проектировал и расписывал церкви. В юности князь брал уроки рисования и живописи у самого Карла Брюллова, влияние творческой манеры которого отчетливо прослеживается в созданных князем акварельных портретах. Сохранился юношеский альбом Гагарина, где собаки-мопсы разыгрывают сцены из жизни галантного XVIII века. Князь быстро заслужил среди своих светских приятелей славу изобретательного и талантливого рисовальщика, которая была упрочена модой на альбомные рисунки. Ранняя слава его не испортила. К своей популярности князь относился с завидной самоиронией. Сохранился "цветной рисунок, изображающий самого автора бегущим по улице, где из окон домов на него сыплется целый дождь альбомов, который бросают в него друзья, желающие иметь что-либо на память от художника".




На картине "Эпизод из сражения при Валерике" сохранилось обозначение: "Лермонтов рисовал. Гагарин расцвечивал".


Бой курдов с татарами.




Бой персов с курдами.




Дух Святый. Премудрость пророчества.




Добрый Пастырь




Миниатюры двух Евангелистов Луки и Иоанна с Гелатского Евангелия IX века, принадлежавшего Имеретинскому царю Давиду Возобновителю.




Черкесс. Менгрельский князь.




Курд. Грузинская княжна.




Бек из Карабаха.



Первоначально его жизнь протекала по традиционному для светского человека руслу. После окончания образования - зачисление в Коллегию иностранных дел и весьма успешная дипломатическая карьера. В 23-летнем возрасте молодой князь был пожалован придворным званием камер-юнкера. Дипломат служил в Париже, Константинополе и Мюнхене и к 30 годам дослужился до чина коллежского асессора. Однако карьера дипломата его прельщала мало.



Князя Гагарина постоянно влекло к писателям и людям искусства, и он очень скоро получил их признание в качестве талантливого иллюстратора, работающего в технике офорта. 9 ноября 1832 года Григорий Григорьевич написал своей матери: "Я познакомился с Пушкиным-автором. Мы в очень хороших отношениях. Я ему рисую виньетки для "Руслана и Людмилы". Через некоторое время один из пушкинских друзей так отозвался о молодом князе: "Он малый с истинным талантом, а не так, как я думал, только с навыком и набитою рукой. У него прелестные рисунки к "Ночным рассказам Гофмана, и мне очень жаль, что мало был в Москве и следственно не мог вглядеться в нашу архитектуру, в нашу древнюю утварь, в наше готическое, которое удивительно способно к разнообразию и прикрасе; однако ж и тут попытки у него славные". Эти слова оказались пророческими: у князя проснулся сильнейший интерес к древнерусской архитектуре и византиискому влиянию на нее, который он сохранил до последних дней своей жизни.



В бытность в Петербурге князь Гагарин стал ревностным членом "кружка шестнадцати", в который входили гвардейские офицеры и представители столичной золотой молодежи. Молодые люди вели себя так, словно в стране не было III Отделения. Дружеские отношения князя Гагарина с Лермонтовым, также входившим в этот кружок, были особенно тесными. Командующий Гвардейским корпусом великий князь Михаил Павлович весьма подозрительно относился к "кружку шестнадцати" и несколько раз грозился "разорить это гнездо".
После ссылки поручика Лермонтова на Кавказ в 1840 году вслед за ним под различными благовидными предлогами в "теплую Сибирь" были отправлены как князь Гагарин, так и другие члены кружка. Князь какое-то время жил в одной палатке с Лермонтовым и выполнил вместе с ним две акварели: "Эпизод из сражения при Валерике" и "Схватка. Эпизод Из Кавказской войны". На этих акварелях сохранились обозначения: "Лермонтов рисовал. Гагарин расцвечивал".



Во время одного из сражений против горцев князь был вынужден отложить свои этюдник и взялся за оружие, проявив личную храбрость и мужество. Об этом было доложено императору Николаю Павловичу. Государь был восхищен и искренне удивился, почему такой молодец не носит военную форму. После чего князя из коллежских асессоров переименовали в поручики лейб-гвардии Гусарского полка и наградили орденом Св. Анны 3-й степени с бантом, который можно было получить только за воинскую доблесть. Долгие годы князь провел на Кавказе, где участвовал в боевых действиях против горцев, рос в чинах, получал боевые ордена и одновременно создал множество акварелей, в которых запечатлел эпизоды Кавказской Войны и обитателей края.



27 мая 1859 года генерал-майор свиты его величества князь Гагарин был назначен вице-президентом Императорской Академии художеств и занимал эту должность до 19 апреля 1872 года. Он много сделал для организации в академии музея византийских и русских древностей. Вице-президент настойчиво старался привить русским художникам, лишь единицы из которых прослушали полный гимназический курс, органическую потребность в широком кругозоре. Именно при князе Гагарине воспитанникам Академии художеств стали преподавать основы специальных дисциплин. Василий Стасов отмечал: "Теперь стали требовать от художника археологические, исторические, костюмные, вообще разные научные знания и подробности... Начали с изучения Византии, а кончили изучением всего русского". Академическая профессура в штыки встретила эти нововведения. После долгих лет изнурительной борьбы Григорий Григорьевич убедился в тщетности своих попыток реформировать академическое искусство. Покидая стены Академии, в своей прощальной речи он сказал, что находит "бесчестным занимать место, которое лишено всяких занятии и следовательно всякой пользы".

660
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!