Рубрикатор

Застывшая трагедия: о картине Брюллова «Последний день Помпеи».

Застывшая трагедия: о картине Брюллова «Последний день Помпеи».

После демонстрации картины Николай I наградил Брюллова лавровым венком,
после чего художника стали называли «Карл Великий»
Фрагмент картины Карла Брюллова (1799–1852) «Последний день Помпеи» (1830–1833)

Карл Брюллов так увлёкся трагедией города, уничтоженного Везувием, что лично участвовал в раскопках Помпеи, а позже тщательно работал над картиной: вместо трёх лет, указанных в заказе юного мецената Анатолия Демидова, художник писал картину целых шесть лет. О подражании Рафаэлю, сюжетных параллелях с «Медным всадником», гастролях работы по Европе и моде на трагедию Помпеи среди людей искусства.

Перед тем, как начать смотреть фотографии, которые сын сделал в Помпеях, стоит разобраться, как дело было.
Извержение Везувия 24-25 августа в 79 году нашей эры стало самым крупным катаклизмом Древнего мира. В тот последний день нескольких прибрежных городов погибло порядка 5 тысяч человек. Даже сейчас у современного человека слово «гибель» тут же ассоциативно потребует слова «Помпеи», а фраза: «У меня вчера была просто гибель Помпеи» понятна и метафорически укажет на масштаб неприятностей, пусть то прорвало фановую трубу и затопило соседей.
Нам эта история особенно хорошо известна по картине Карла Брюллова, которую можно увидеть в Русском музее Санкт-Петербурга. Картина эта запоминается, эдакий блокбастер, понятно, что во времена, когда не было кино, она производила неизгладимое впечатление на зрителей.


В 1834 году состоялась «презентация» картины в Петербурге. Поэт Евгений Боратынский написал строки: «Последний день Помпеи стал для русской кисти первым днем!» Картина поразила Пушкина и Гоголя. Гоголь ухватил в своей вдохновенной статье, посвященной картине, секрет её популярности : «Его произведения первые, которых могут понимать (хотя неодинаково) и художник, имеющий высшее развитие вкуса, и не знающий, что такое художество» И впрямь, гениальное произведение понятно всем, и в тоже время человек более развитый откроет в нем еще иные плоскости другого уровня.
Пушкин написал стихи и даже набросал на полях эскизно часть композиции картины.

Везувий зев открыл — дым хлынул клубом — пламя
Широко развилось, как боевое знамя.
Земля волнуется — с шатнувшихся колонн
Кумиры падают! Народ, гонимый страхом,
Под каменным дождем, под воспаленным прахом,
Толпами, стар и млад, бежит из града вон (III, 332).

Это краткий пересказ картины, многофигурной и сложной композиционно, совсем не маленькое полотно, в те времена оно было даже самой большой картиной, что уже поражало современников: масштаб картины, соотнесенный с масштабом бедствия.
Наша память не может впитать всё, её возможности не безграничны, такую картину можно рассматривать не единожды и каждый раз что-то увидеть еще. Что же выделил и запомнил Пушкин? Исследователь его творчества Юрий Лотман выделил три главные мысли «восстание стихии — статуи приходят в движение — народ (люди) как жертва бедствия». И сделал вполне разумный вывод: Пушкин только что закончил своего «Медного всадника» и увидел то, что ему было в тот момент близко. И впрямь похожий сюжет: стихия (наводнение) бушует, памятник оживает, испуганный Евгений бежит от стихии и памятника.
Лотман пишет еще и о направлении взгляда Пушкина: «Сопоставление текста с полотном Брюллова раскрывает, что взгляд Пушкина скользит по диагонали из правого верхнего угла в левый нижний. Это соотвествует основной композиционной оси картины. Исследователь диагональных композиций, художник и теоретик искусства Н. Тарабукин писал: «Содержанием картины,построенной композиционно по этой диагонали, нередко является то или другое демонстрационное шествие». И далее: «Зритель картины в данном случае занимает место как бы среди толпы, изображенной на полотне».
Действительно, нас необыкновенно захватывает происходящее, Брюллову удалось сделать зрителя сопричастным событиям максимально. Есть «эффект присутствия».
Карл Брюллов закончил Академию Художеств в 1823 году с золотой медалью. По традиции золотые медалисты уезжали в Италию на стажировку. Там Брюллов посещает мастерскую итальянского художника и в течение 4х лет копирует «Афинскую школу» Рафаэля, причем в натуральную величину все 50 фигур. В это в время Брюллова посещает писатель Стендаль. Несомненно, что Брюллов многому научился у Рафаэля, умению организовывать большой холст. В Помпеи Брюллов попал в 1827 году вместе с графиней Марией Григорьевной Разумовской. Она стала первой заказчицей картины. Однако права на картины выкупает шестнадцатилетний Анатолий Николаевич Демидов, владелец уральских горнорудных заводов, богач и меценат. Чистого годового дохода он имел два миллиона рублей. Николай Демидов, отец, недавно скончавшийся, был русским посланником и спонсировал во Флоренции раскопки в Форуме и Капитолии. Демидов в дальнейшем подарит картину Николаю Первому, а тот передарит Академии Художеств, откуда она попадет в Русский музей. Демидов подписал с Брюлловым контракт на определенный срок и пытался подогнать художника, однако тот задумал грандиозный замысел и в общей сложности работа над картиной заняла 6 лет.
Брюллов делает много эскизов и собирает материал.

Брюллов так увлекся, что сам участвовал в раскопках. Надо сказать, что раскопки начались формально 22 октября 1738 года по указу неаполитанского короля Карла Третьего, их проводил инженер из Андалусии Роке Хоакин де Алькубьерре с 12 ю рабочими и это были первые в истории археологические системные раскопки, когда делались подробные записи всего, что найдено, до этого в основном были пиратские методы, когда выхватывались драгоценные предметы, а остальное могло быть варварски уничтожено. К тому времени, как появился Брюллов, Геркуланум и Помпеи стали уже не только местом раскопок, но и местом паломничества туристов. Кроме этого Брюллов вдохновился оперой Паччини «Последний день Помпеи», которую он видел в Италии. Известно, что он одевал натурщиков в костюмы к спектаклю. Гоголь, кстати, сравнивал картину с оперой , видимо почуствовал «театральность» мизансцены. Ей точно не хватает музыкального сопровождения в духе «Кармины Бураны».

Итак, после долгого эскизирования, Брюллов написал картину и уже в Италии она вызвала колоссальный интерес. Демидов решил везти её в Париж на Салон, где она тоже получила золотую медаль. Кроме этого она экспонировалась в Милане и Лондоне. В Лондоне картину увидел писатель Эдвард Бульвер-Литтон, позже написавший под впечатлением от полотна свой роман «Последние дни Помпеи». Любопытно сравнить два момента трактовки сюжета. У Брюллова мы видим ясно все действие, где-то рядом пожар и дым, но на первом плане отчетливое изображение действующих лиц .Когда уже началась паника и массовое бегство, город был в изрядном дыму от пепла, у художника камнепад изображен мелким питерским дождичком и камушками, разбросанными по тротуару. Люди скорее бегут от пожара. На деле город был уже окутан смогом, невозможно было дышать, в романе у Бульвер-Литтона героев, влюбленную пару, спасает рабыня, слепая от рождения. Поскольку она слепа, то легко находит дорогу впотьмах. Герои спасаются и принимают христианство.
Были ли христиане в Помпеях? В то время они были гонимы и неизвестно дошла ли новая вера до провинциального курорта. Однако Брюллов тоже противопоставляет языческой вере и гибели язычников веру христианскую. В левом углу картины мы видим группу из старика с крестом на шее и женщин, под его защитой. Старик обратил взгляд в небеса, к своему Богу, возможно он его спасет.

Картина знакома мне с детства, когда-то, еще в художественной школе мы разбирали её целый урок, именно на примере «Последнего дня Помпеи» педагог рассказывала про основные живописные приемы, которые использовал художник. Действительно, она может служить учебником по живописи, если её разбирать внимательно. Художник использует цветовые и световые контрасты, умело объединяет группы людей. Хотя современники-художники прозвали её «яичницей» из-за ярких красок, в основном яркого композиционного центра, мы понимаем, что Италия с её яркими природными красками не могла не повлиять. Брюллов считается основателем «итальянского жанра» в русской живописи.


Кстати, Брюллов некоторые фигуры срисовал с фигур из раскопок. К тому времени стали заливать пустоты гипсом и получили вполне реальные фигуры погибших жителей.

Педагоги-классицисты поругивали Карла за отступление от канонов классической живописи. Карл метался между впитанной в Академии классикой с её идеально-возвышенными принципами и новой эстетикой романтизма.

Если разглядывать картину, то можно выделить несколько групп и отдельных персонажей, каждый со своей историей. Что-то было навеяно раскопками, что-то историческими фактами.

На картине присутствует сам художник, его автопортрет узнаваем, здесь он молод, ему около 30 лет, на голове он выносит самое нужное и дорогое — ящик с красками. Это дань традиции художников Возрождения рисовать свой автопортрет на картине.
Девушка рядом несет светильник.

Сын, выносящий отца на себе , напоминает о классическом сюжете про Энея, вынесшего на себе отца из горящей Трои.

Одним куском материи художник объединяет в группу семью, спасающуюся от бедствия. Во время раскопок особенно трогают пары, обнявшиеся перед смертью, дети вместе с родителями.

Две фигуры, сын, уговаривающий мать встать и бежать дальше, взяты из писем Плиния Младшего.

Плиний Младший оказался очевидцем, оставившим письменное свидетельство о гибели городов. Сохранилось два письма, написанных им историку Тациту, в которых он рассказывает о гибели своего дяди Плиния Старшего, известного естествоиспытателя, и собственных злоключениях.
Гаю Плинию было всего 17 лет, в момент катастрофы он изучал историю Тита Ливия, чтобы написать сочинение, и поэтому отказался отправиться со своим дядей смотреть на извержение вулкана. Плиний Старший был тогда адмиралом местного флота, должность, которую он получил за свои научные заслуги была легкой. Любопытство его сгубило, кроме того некая Рекцина прислала ему письмо с просьбой о помощи, из её виллы спастись можно было только морем. Плиний проплыл мимо Геркуланума, людей на берегу в тот момент можно было еще спасти, но он стремился скорее увидеть извержение во всей красе. Затем корабли в дыму с трудом нашли дорогу до Стабии, там Плиний переночевал, но на следующий день погиб, надышавшись отравленного серой воздуха.
Гай Плиний, оставшийся в Мизене, я 30 километрах от Помпей, был вынужден спасаться бегством, поскольку бедствие дошло и до них с матерью.
Картина швейцарской художницы Анжелики Кауфманн как раз показывает этот момент. Испанский приятель уговаривает Гая и его мать бежать, а они мешкают, думая дождаться возвращения дяди. Мать на картине совсем не немощна, а вполне еще молода.

Они бегут, мать просит её оставить и спасаться в одиночку, но Гай помогает ей идти дальше. К счастью, они спасаются.
Плиний описал ужас бедствия и описал вид извержения, после чего его стали называть «плинианским». Извержение он видел издали:
«Облако (глядевшие издали не могли определить, над какой горой оно возникало; что это был Везувий, признали позже), по своей форме больше всего походило на пинию: вверх поднимался как бы высокий ствол и от него во все стороны расходились как бы ветви. Я думаю, что его выбросило током воздуха, но потом ток ослабел и облако от собственной тяжести стало расходиться в ширину; местами оно было яркого-белого цвета, местами в грязных пятнах, словно от земли и пепла, поднятых кверху».
Жители Помпеи уже переживали за 15 лет до этого извержение вулкана, но не сделали выводов. Виной — соблазнительное морское побережье и плодородные земли. Каждый садовник знает, как хорошо растет на золе урожай. Человечество до сих пор верит в «авось пронесет». Везувий и после этого просыпался не раз, почти что раз в 20 лет. Сохранились многие рисунки извержений разных веков.

842
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!